Фильтр

2020

Парад Победы

Город и общество

Военный марш на Красной площади в этом году прошёл 24 июня – ровно через 75 лет после самого первого послевоенного парада. Среди почётных гостей на трибунах был и житель нашего города, ветеран Великой Отечественной войны Андрей Григорьевич Ольшанский. Выезд был ранний – в шесть утра. «В подготовке ветеранов к параду задействованы департаменты здравоохранения и соцзащиты, – рассказывает директор ЦСО «Троицкий» Ольга Антонова. – Приняты все меры для безопасности и комфорта». Ольшанскому предоставили машину. В поездке его сопровождали врач и начальник управления соцзащиты ТиНАО Ирина Осипова. Участников парада накануне протестировали на коронавирус. Доехали до Васильевского спуска, оттуда до трибун уже на автокарах.

Андрей Григорьевич подробно, в цифрах и фактах, рассказывает о том, как проходило торжество: историческая часть, парадные расчёты, боевая техника. «…Механизированная часть парада началась с исторических легендарных советских танков Т-34, самоходных артиллерийских установок типа СУ-100, бронеавтомобилей, – перечисляет он. – А затем проехали современные танки, бронеавтомобили, артиллерийская техника, гаубицы, боевые машины, зенитные и пусковые установки. Были показаны автомобили специального назначения, бронетранспортёры… Завершило парад авиашоу». Ветеран прекрасно разбирается в военном деле. Ольшанский – полковник ВВС, у него за плечами 32 года военной службы.

В день парада по Красной площади мимо трибун промаршировали парадные расчёты, проехала боевая техника, а в завершение пролетели вертолёты и самолёты. «На всех парадах показывали много, но на этом одних только самолётов и вертолётов было 75! – говорит ветеран. – Мне, как прослужившему много лет в авиации, особенно приятно, что страна сильно окрепла вертолётами, истребителями, бомбардировщиками дальнего действия, транспортной авиацией. Думаю, в случае трудного времени наша армия сумеет дать своевременный и надёжный отпор, защитит свою Родину. Я и ветераны, которые сидели рядом со мной на трибунах, радовались и гордились мощью вооружённых сил нашего государства. Считаю, что повторение исторического Парада Победы удалось. Я уехал с хорошим настроением».

Назад в прошлое

И всё же мысли были разные. В войну Ольшанский сражался на Северо-Западном, Калининском и Белорусском фронтах, был дважды ранен. «Когда я воевал на Северо-Западном фронте, – вспоминает ветеран, – в районе Торжка налетели самолёты-истребители противника. А отражать их нападение было нечем. Поэтому нас расстреливали, сколько хотели, пока у них не кончился запас стрелкового оружия, пулемётов и пушек. Если бы хоть какая-то часть новой техники, которую мы увидели на параде, была у нашей армии в начале войны, например зенитные установки по защите танков и бронетехники, результаты были бы другими». 

Андрей Григорьевич и раньше был гостем на парадах Победы на Красной площади. А когда служил, его эскадрилья участвовала в воздушном параде в Тушине 18 августа 1946 года. «Конечно, эти парады нельзя сравнивать, – говорит Ольшанский. – Я был радистом на транспортном ведущем самолёте, мы парашютистов сбрасывали. От нас зависели действия тех, кто шёл следом».

Один день солдата

Самый частый вопрос, на который приходится отвечать ветерану: как он остался в живых и боялся ли он на войне. «Это судьба, я ж не прятался, – рассуждает ветеран. – А на войне все боятся! Но то, что ты боишься, и плохо, и хорошо. На фронте ставят задачу дня: взять село, участок, плацдарм. И эту задачу надо выполнить».

Демянский котёл, март 1943-го. «Немцы полтора года держали этот рубеж, – говорит ветеран. – Было организовано семь ударов. Погибло много наших людей. Там я и воевал». Первый день наступления Андрей Григорьевич помнит в деталях. «В расчёте было семь человек, – рассказывает он. – Но когда подняли в атаку, троих не было – по разным причинам. Нас четверо, мы бежим, наступаем со станковым пулемётом. И вот недалеко падает первый снаряд. Нас здорово ударило, но не ранило. Вскочили, дальше побежали. Бежали, падали, поднимались, выполняли команды. И наконец, летит снаряд, чувствуем, он упадёт где-то здесь. Командир расчёта командует: «Ложись!» Мы попадали. Командира ранило, меня вместе с пулемётом сильно привалило землёй и грязным снегом. А два подносчика побежали вправо. Там в снегу рос куст большущий лозы – зима ж была! Я не могу вылезти – завалило землёй глубоко очень, дышать даже трудно. Кричу подносчикам снарядов: «Помогите командиру!» Они не отзываются, молчат. В конце концов я всё же вылез из-под земли. Подскочил, нашёл у командира пакет, перевязал. Пошёл искать подносчиков. Смотрю: они в воронке сидят, друг к другу привалились, мёртвые. Всё! Я из расчёта один остался!


А ведь задачу дня выполнять надо. В бою с этим очень строго: никто с тебя её не снимет! А как её выполнить? С кем выполнять? Пулемёт я из земли вытащить не могу. Но оружие бросать нельзя! Прошёл дальше, смотрю – траншеи глубокие, в них много убитых и раненых. Я подскочил, раненые просят воды. Котелок схватил, из траншеи черпанул, подал одному солдату, другой зовёт. Я наклонился, в это время чувствую удар в плечо. Котелок отлетел. Пришёл в себя, слышу: «И этого солдатика ранило». Мне ж 18 лет было!
А большинство солдат были уже в годах. Позже мне было приказано прибыть к полевой кухне. Там меня с радостью встретили: «О! 17-й пришёл!». То есть 17-й живой человек из пулемётной роты. А ведь утром в бой вступало 120 человек. Вот такие потери. Позже нас переформировали и опять бросили в бой».

Вспоминая войну

Пока шла подготовка и сам парад, многое вспомнилось. «Всё прошло перед глазами, – признаётся Ольшанский. – Бои были очень тяжёлыми. Там же, на Северо-Западном фронте, меня ранило. Выносить, убирать оставшихся в живых было просто некому. С поля боя я выбирался сам. В ноги был ранен, поэтому и полз, и катился, пока не добрался до дороги, по которой раненых увозили на лошадях: автомобилей не было. Я чуть не замёрз. Меня чудом вытащили, вывезли оттуда, сделали операцию. После первого ранения воевал уже на Калининском фронте, после второго – на Белорусском. Всё же наша страна, наша Красная армия победила, – продолжает Андрей Григорьевич. – Я горд тем, что мне, так же, как и всем советским людям, надо было защищать Родину. Мирное время длится уже 75 лет. Это большой срок».

В мирное время

После войны Ольшанский получил высшее военное образование, женился, продолжил службу в ВВС. После того, как вышел в запас, работал учителем в школе, преподавал военную подготовку, а также физику и математику. Сейчас у него большая семья: дочь, сын, четверо внуков, есть правнуки и праправнуки.

22 июня Андрею Григорьевичу исполнилось 96 лет. В этот же день в Троицке открыли новый Дом Совета ветеранов. «Там ко мне каждый подошёл, поздра-вил, – рассказывает Ольшанс-
кий. – Это дорогого стоит!  Я чувствую к себе душевное уважительное отношение. Меня радует жизнь нашего города. В Троицке делается много-много хорошего. Детям здесь интересно, вот ведь что самое главное! Город необычный – учёных много. Троицку – так держать! Надеяться на будущее и творить чудеса не только для города, но и в мировом масштабе. А мы будем
поддерживать».

Наталья МАЙ, фото mos.ru и из архива 


Поиск по дате


СБРОСИТЬ