Имя:
  Пароль:
 
Входить автоматически        (Регистрация,   Напомнить)

Ветераны Троицка

Ветераны Троицка

Юридический адрес:
г. о. Троицк, ,

Почтовый адрес:
г. о. Троицк, ,

Руководитель:

Режим работы:

Об организации

Последние новости:


Санитарка полевого госпиталя

Когда началась война, Елене Макаровне Селементьевой, в девичестве Малаховой, было всего 12 лет. В годы оккупации она работала на торфяниках, добывала топливо, а в 15 лет, когда советские войска начали наступать, служила санитаркой в полевом военном госпитале.

Родилась и жила Лена Малахова в Смоленской области недалеко от станции Осётр. Сразу после объявления войны всех мужчин призвали в Красную армию. Мама осталась с пятью детьми на руках... В начале войны беженцев эвакуировали на восток. «Войну мы ощутили сразу, немецкие самолёты бомбили станцию. Мы видели, как беженцы ехали в товарных вагонах, голодные. Старались принести им хоть какую-то еду». Елена Макаровна вспоминает, как прятались от бомбёжек в большой трубе для стока воды, которая проходила под дорогой. «В этой огромной трубе даже солома лежала, мы там пережидали налёты немецкой авиации. Однажды бежали по дороге в деревню к бабушке: мама впереди с маленькой сестричкой на руках, а мы, дети, следом за ней. А над нами летел немецкий самолёт, да так низко, что мы видели лицо лётчика. Было страшно… Но стрелять он не стал. В другой раз у бабушки в деревне мама едва успела выскочить из сарая, как туда упал немецкий снаряд».

В конце июля 41-го на Смоленщину пришли немцы. Семья Малаховых жила у соседки, где своих детей было четверо. Есть было нечего, фашисты отбирали всю еду. Чтобы получить хоть немного хлеба, старшая сестра пошла работать на торфяники, через год летом 42-го, в возрасте 14 лет, на торфяники пришла и Елена. Нужно было отработать норму, жутко болели пальцы. Так в оккупации они прожили два года. Пред отступлением фашисты особо зверствовали. «Мама боялась, что немцы будут расстреливать или угонять в Германию, поэтому решила уйти в болотистые места. Там, на островке, мы жили около недели», – рассказывает ветеран.

Когда летом 1943 года пришли советские войска, в школе организовали полевой военный госпиталь действующей армии. Линия фронта проходила близко, раненых привозили прямо с поля боя. Лена в 15 лет стала работать санитаркой в гипсовом отделении.

«Поначалу я очень боялась. Страшно было видеть раненых бойцов, у которых было всё разворочено, раны наружу, много крови. Особенно страшно, когда у солдат ампутировали ноги, а мне нужно было эти отрезанные ноги относить в яму. На всю жизнь запомнила, как молодой красноармеец умер прямо на операционном столе. Мы все плакали, даже врачи», – у Елены Макаровны и сейчас на глазах слёзы.

У пятнадцатилетней Лены хорошо получалось накладывать гипс: быстро и аккуратно. За это она не раз получала благодарности от главного врача. Ухаживала за ранеными и даже устраивала для них концерты вместе с другими санитарками. В этом госпитале оказывали только первую помощь, делали самые необходимые хирургические операции. На дальнейшее лечение раненых красноармейцев отправляли в тыл.

Летом 1944 года советские войска пришли в Белоруссию, началось освобождение Европы. Госпиталь перевели в Польшу. Старшая Лида уехала вместе с другим персоналом, а Лена в этот момент простудилась, да так сильно, что её не взяли.

Только через много лет Елена Макаровна Селементьева получила справку из военного архива о том, что с октября 1943 по август 1944 года служила в действующей армии санитаркой. Отсутствие этого документа в своё время очень помешало в жизни: после окончания школы Лена поступала в медицинский институт, но не прошла по конкурсу только потому, что документа о том, что девушка служила в полевом госпитале, тогда у неё не было.

Елена Малахова стала учителем географии, вышла замуж за лётчика Селементьева. Вместе они сменили несколько военных гарнизонов, а после отставки мужа в 1973 году приехали жить в Троицк. Елена Макаровна имеет юбилейные медали и бережно хранит военные награды своего мужа.

Ольга СКВОРЦОВА



К 70-летию Великой Победы

От Полтавы до Китая


Иван Матвеевич Филиппов семнадцатилетним юношей был призван в ряды Красной армии в начале 1943 года. Несколько месяцев он обучался в подмосковном Алабине в запасном артиллерийском полку, а 16 марта 1943-го со станции Апрелевка был отправлен на фронт. Он хорошо помнит, как в тот мартовский день под звуки марша «Прощание славянки» шёл мокрый снег...

Чего только ни довелось испытать фронтовику: был и артиллеристом, и наводчиком, и командиром орудия, и радиотелеграфистом. «Сегодня артиллерист, завтра телефонист. Учиться приходилось на ходу, в полевых условиях. Даже штрафную роту охранял», – рассказывает
ветеран.

В августе в составе 5-ой танковой армии он вошёл в горящую Полтаву. Советские войска наступали, вместе шли пехотинцы, танкисты и артиллеристы. Иван Матвеевич прошёл всю Украину.

В одном из боёв был тяжело ранен. «Когда очнулся после ранения, меня на повозке везли в медсанбат. Потом четыре месяца пролежал в госпитале в Баку. Перенёс несколько операций, врачи говорили: «Иван родился в рубашке», – вспоминает Филиппов.

В госпитале выздоравливающих бойцов отбирали на курсы радистов-телеграфистов. Солдаты, долечиваясь, по 12 часов изучали «морзянку». Поправившегося Ивана Филиппова направили в миномётный полк командиром отделения связи. Воевали в Румынии, потом брали Будапешт, вошли в Чехословакию.

У Ивана Матвеевича сохранилась благодарность товарища Сталина от 26 апреля 1945 года за освобождение Брно. «Брно взяли, пошли на Прагу. Там и встретили Победу. Наш полк двигался вперёд, но пришлось возвращаться, открывать огонь там, где немцы ещё сопротивлялись. Потом шли через знаменитый Карлов мост, вышли за Прагу на возвышенность, откуда весь город был как на ладони. Красиво!» – рассказывает фронтовик.

Второй Украинский фронт через всю Россию был переброшен на Восточный фронт в Монголию. «Нам ничего не говорили, но мы сами знали, куда едем. В конце июля – начале августа были уже в Монголии, на границе с Маньчжурией. Окопались и ждали приказа. 6 августа наша артиллерия вместе с танками пошла в наступление. Через пустыню везли технику, воду в резиновых мешках, – вспоминает Иван Матвеевич. – После войны с Германией здесь было не страшно. Я радистом служил, на нашем направлении японцев быстро сломили: перерезали свет, коммуникации, и они сдались. Трудности в основном были связаны с особенностями климата. Многие солдаты заболели японским энцефалитом».

Военная служба для Ивана Матвеевича Филиппова закончилась только летом 1950 года. Пять лет он служил связистом на Ляодунском полуострове на берегу моря. Его руки до сих пор помнят азбуку Морзе.

В августе 1950 года Иван Матвеевич приехал в Троицк. Получил высшее образование по специальности «инженер», работал в конструкторском бюро (Центре физического приборостроения Института общей физики имени А.М. Прохорова).

Тяжело в учении – легко в бою

Когда началась война, Анне Михайловне Петуховой исполнилось восемнадцать. Она жила в деревне Нечаевка Владимирской области. Деревенские парни ушли в военкомат в первые дни войны. Поскольку в колхозе остались одни женщины, то их обучали работать на тракторе. «Потом в колхоз прислали 19 повесток в военкомат, а мужчин-то не было. Послали нас – 12 девчонок, но отобрали только троих», – вспоминает Анна Михайловна.

Её направили учиться на артиллерийские курсы, после которых Анна Петухова стала наводчиком зенитного орудия. Трудно было привыкать к военной дисциплине. Однажды в учебке вместо того, чтобы заниматься строевой подготовкой, она с девчатами пошла на поляну – цветы собирать, за что командир их строго наказал. Курсантка Петухова обижалась на командира, спорила с ним. Как-то отказалась от завтрака, за что получила шесть нарядов вне очереди.

В полную силу свой отчаянный характер молодая зенитчица проявила в боевых условиях. С 1942 года Анна Петухова воевала в составе 2-го Белорусского фронта в 39-м зенитно-артиллерийском дивизионе. Принимала участие в освобождении Пскова, Витебска, закончила войну в
Германии.

«Когда форсировали Днепр, то переправа была через понтонный мост, а мы на орудии. Когда мост начинал качаться, а орудие же тяжеленое, у меня аж сердце в пятки уходило, думала, оно сейчас провалится, и мы уйдём под воду. Страшно было на войне, особенно женщинам», – говорит фронтовичка.

Анна Михайловна Петухова награждена орденом Отечественной войны II степени, медалью «За победу над Германией» и другими юбилейными медалями.

Ольга СКВОРЦОВА, фото автора и из архива



Морская душа

Павла Николаевича Погоняева призвали в Красную армию в августе 1941 года. Военную службу он начал моряком в Крондштадском учебном отряде, готовился стать сигнальщиком. Вместе с другими краснофлотцами вывозил боевые припасы из Ораниенбаума, копал противотанковые рвы, охранял штаб Балтийского флота.

Павел Николаевич был направлен на Ладожское озеро в бригаду малого катера-охотника № 171. Там, защищая Ленинград, неоднократно рисковал своей жизнью, принимал участие в разгроме немецкого гарнизона на острове Cухо. Когда на Ладоге организовали Дорогу жизни, Павел Николаевич защищал её от налётов вражеской авиации, спасал жизни тех, кто из блокадного Ленинграда отбывал в эвакуацию.

«Детишки маленькие, худенькие спускались к нам на причал, кто-то своими ножками шёл, а кто-то и идти не мог. Солдаты и матросы, пока не было немецкого обстрела, хватали ребятишек в охапку и бежали на катер», – рассказывает Павел Николаевич.

Позже командование перебросило катера-охотники, на которых служил Павел Погоняев, с Балтийского на Чёрное море. В апреле 1944 года они освобождали Крым, потом – приморские города Румынии и Болгарии. «Победу встретили в Стрелецкой бухте Севастополя. Мы на корабле меняли двигатели, и вдруг стрельба, радостные крики, ликование. В тот день на рынке обменяли бушлат на водку – праздновали Победу», – с улыбкой вспоминает ветеран.

После Великой Отечественной войны Павел Николаевич Погоняев остался на флоте. Командовал специальным кораблём, проводившим исследования новейших систем для минного траления. Эта работа была необходима в черноморских и азовских акваториях, в послевоенное время буквально нашпигованных минами. Павел Николаевич Погоняев имеет боевые награды: ордена Красной Звезды и Отечественной войны II степени, медали «За боевые заслуги», «За освобождение Ленинграда», «За победу над Германией», множество юбилейных медалей.

Фронтовая связистка

Восемнадцатилетняя Елизавета Воробьёва весной 1942 года пришла в военкомат и попросилась на фронт. В учебке получила специальность водителя и уже осенью 1942 года была отправлена под Ленинград на Волховский фронт, где её отобрали в роту связи в батальон аэродромного обслуживания.

Учиться приходилось в боевых условиях. «Азбуку Морзе мы немного знали, подучились и сначала стажёрами, а потом самостоятельно дежурили на передвижной радиостанции. Мы держали связь со всеми частями. Получали информацию и передавали в штаб дивизии. И началось: «точка – тире – точка – тире», – вспоминает Елизавета Антоновна Воробьёва.

Чего только ни приходилось делать молодым радисткам! Помимо основной работы на радиостанции, Елизавета помогала аэродромной роте расчищать снежные заносы, набивать пулемётные ленты, копать окопы... «Жили в землянке, рядом стояла замаскированная машина связи. Очень сложно было принимать радиосигналы на слух. Часто недосыпали: на сон приходилось по 2-3 часа. Иногда недоедали...» – вспоминает Елизавета Антоновна. Под Ленинградом шли ожесточённые бои. В начале 1943 года юная связистка в составе батальона участвовала в операции «Искра». Готовились к прорыву ленинградской блокады. «Советская армия несла огромные потери, но все радовались первому прорыву блокады, тому, что смогли дать глоток воздуха ленинградцам», – рассказывает Елизавета Антоновна.

Потом батальон перебазировался в район реки Волхов. Недалеко от аэродрома Кречевицы располагалась испанская Голубая дивизия. «Их сильно бомбили немецкие самолёты, там полегло много народу, как советских солдат, так и испанских, – вспоминает Воробьёва. – Мы, глупые девчонки, стали прятаться от бомбёжки. Разбежались, кто куда. Нас командир роты отыскал и говорит: «Берите винтовки и залегайте, а то вдруг десант высадят, нужно отбиваться». На второй день начали копать так называемые «щели» или по-простому окопчики, чтобы было куда спрятаться от бомбёжки».

Воевала Елизавета Антоновна и в составе I Прибалтийского фронта. Там, в Прибалтике, в 1944 году вступила в ряды КПСС. А закончила войну в Восточной Пруссии. «Было ощущение радости и гордости за нашу страну, за то, что взяли Кёнигсберг. После трёх фронтовых лет ещё полгода не отпускали связистов, пока не закончилась война окончательно. Нас задержали до октября 1945 года».

Елизавета Антоновна Воробьёва награждена орденом Отечественной войны I степени, медалями «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией» и многими юбилейными медалями.

Ольга СКВОРЦОВА



Участница Великой Отечественной войны Виноградова Любовь Ивановна

Родилась 26 сентября 1922 года в деревне Колокуново Исаевского сельсовета Ильинского района Ивановской области.

После окончания школы Любовь закончила курсы радистов. В 1942-м году на узел радиосвязи, на котором работала Любовь, приехал представитель из Москвы, чтобы отобрать лучших специалистов для секретной работы. Благодаря своей аккуратности и точности в работе, а также безупречной репутации среди сослуживцев, Любовь была зачислена в список четверых радистов, рекомендованных для работы в Москве – на центральном радиоузле Генерального штаба Красной Армии.

Работа на центральном радиоузле была интересной и в то же время сложной и изнуряющей. До середины войны аппаратура связи имела низкие технические характеристики, и приём и расшифровка радиосигнала представляли собой большую сложность, а высокая важность и значимость заданий усиливали напряжение.

Центральный радиоузел Генерального штаба Армии осуществлял секретную связь с союзниками по войне, соединениями партизан и советскими разведчиками в других государствах. Принимать сигналы от русских разведчиков было труднее всего, ведь они выходили на связь в незапланированное время, и приходилось часами вслушиваться не шелохнувшись, затаив дыхание.

А ночью были дежурства по охране складов с продовольствием и горюче-топливными веществами, и диверсий можно было ожидать каждую минуту.

Всю войну Любовь Ивановна прослужила на центральном радиоузле Генерального штаба Красной Армии. Там познакомилась со своим будущим мужем, впоследствии дипломатом, с которым они прожили вместе всю последующую жизнь.

После войны, поработав в разных городах СССР, семья Виноградовых приехала на работу в военную часть вблизи Троицка, где Любовь Ивановна служила радистом до самого выхода на пенсию.


Участник Великой Отечественной войны Шивалин Михаил Андреевич

Родился 27 сентября 1920 года в деревне Воронкино Большемурашкинского района Горьковской области. В деревенской школе было только четыре класса, но Миша Шивалин очень хотел учиться дальше. Родители не могли оставить других детей и хозяйство, поэтому в возрасте одиннадцати лет он переехал поближе к городу, и жил один на квартире у хозяйки. От посёлка, в котором теперь жил Миша, до новой школы, по меркам того времени, было совсем близко – 11 км. Регулярных автобусных маршрутов не было, и он, зачастую, ходил пешком или его «подбирала» проезжавшая мимо попутка.. Он мечтал стать математиком, и после окончания школы поступил на математический факультет Педагогического института. Но судьба распорядилась иначе. Вышел Указ Правительства об укреплении обороноспособности страны, по которому Мишу Шивалина с первого курса института забрали в военное артиллерийское училище.

Летом, после окончания военного училища, Михаила Шивалина направили на практику в Ленинградский военный округ. Но учебная практика, не успев начаться, обернулась тяжёлой военной реальностью…Шёл 1941-й год.

Курсант Михаил Шивалин был поставлен командовать артиллерийской батареей на Комендантском аэродроме Ленинграда. Комендантский аэродром являлся стратегически важным военным объектом. Он обеспечивал отправку в Москву и Тихвин грузов оборонного значения, рабочих и специалистов Кировского, Ижорского, Балтийского и других заводов, а обратными .

рейсами — переброску в блокадный Ленинград оружия, горючего, продовольствия, медикаментов, консервированной крови, почты. Благодаря своему математическому складу ума, Михаил Шивалин научился быстро рассчитывать траекторию полёта фашистских самолётов, и артиллерийские очереди его батареи отличались особой прицельной меткостью. Здесь, на охране Комендантского аэродрома Михаил Шивалин прослужил всю войну. Он начал её курсантом, а закончил капитаном.

После войны, уже в зрелом возрасте, Михаил Шивалин закончил курс Военной Академии и переквалифицировался в ракетчика. В Бакинском округе ПВО он командовал частью противовоздушной обороны, находясь на страже воздушной границы СССР.

Последние 15 лет своей трудовой деятельности Михаил Андреевич Шивалин отдал педагогической работе в школе № 1 города Троицка. Он преподавал начальную военную подготовку и вёл кружок по военной стрельбе. Его кружковцы неоднократно занимали призовые места на районных и областных соревнованиях.

За пройденный боевой путь и верную службу Родине Михаил Андреевич Шивалин многократно награждён орденами, медалями и боевыми знаками отличий, среди которых Орден Красной Звезды, Орден Отечественной войны, медаль «За оборону Ленинграда», юбилейные медали «Победы над фашистской Германией» и многие другие.


Участник Великой Отечественной войны Левит Нахим Борисович

Родился 1 марта 1923г. в городе Невель Псковской области.
Закончил школу в городе Невель с золотым аттестатом. Поступил в МАИ. В конце 1 курса обучения началась война. Уже в конце июня группу студентов отправили на оборонные работы- рыли противотанковые рвы на восточном берегу Днепра, по мере готовности и отступления наших войск отходили и строили новые рубежи обороны. В конце августа 1941 года студентов вернули в Москву для продолжения учебы.

16-го октября – это был самый тревожный день: немцы под Вязьмой прорвали фронт – с последним эшелоном МАИ Нахим Борисович отправился в эвакуацию в Алма - Ату. Туда же были эвакуированы УПМ. В сущности, УПМ были небольшим заводом, которому было теперь поручено изготовление снарядов для фронта. Был период самых ожесточенных боев под Москвой. Снарядов, наверное, не хватало. Нахиму Борисовичу было приказано перейти на 12-ти часовой рабочий день: 11 часов работы с часовым перерывом.

Осенью, в период ожесточенных боёв под Сталинградом, студентов начали призывать в армию. Дошла очередь и до Нахим Борисовича. Он был призван и направлен в военное училище связи.
 После выпуска назначен во вновь формируемую стрелковую дивизию.
Начальник связи дивизии приказал ему заняться и обучением солдат радиоделу и организации радиосвязи.

Приходилось еще много заниматься освоением довольно сложной по тем временам техники. В этот период участвовать в боевых операциях приходилось сравнительно мало.
 Вскоре после окончания войны дивизия, в которой он служил, была направлена на борьбу с проявлениями бандитизма в западных областях Украины. Война для дивизии приобретала совершенно иную форму. Войскам предстояло действовать небольшими группами, связь с которыми предполагалось поддерживать по радио.

Летом 1948-го года Нахим Борисович получил направление для сдачи конкурсных вступительных экзаменов на первый курс Академии Связи – ВКАС.

По окончании он— старший лейтенант и получил назначение на должность преподавателя в военное училище, то есть на майорскую должность.

В 50 лет уволен в запас и приехал в г. Троицк. Работал учителем электротехники.
В 1990-м году Нахим Борисовичу предложили вести математический класс. Это был первый опыт в городе.

В 1992 году совершенно неожиданно он попал в число соросовских учителей математики, получил грант и большой набор школьных учебников математики. По сей день Нахим Борисович – почетный учитель г. Троицка.


Участник Великой Отечественной войны Базилевский Петр Сергеевич

Родился 20 сентября 1927 года в селе Стецовка Звенигородского района Черкасской области, Украина. В первые дни войны три старших брата ушли на фронт, младший Петр остался с мамой. В августе 1941 в село вошли фашисты, началась оккупация. В конце января 1944 части Красной армии силами двух фронтов соединились в районе города Звенигородка, окружив огромную Корсунь-Шевченковскую группировку немцев. Эту операцию назвали вторым Сталинградом. Вскоре было освобождено родное село Петра Сергеевича. В феврале 1945 года его призвали в ряды Красной Армии.

Красноармеец Базилевский, в апреле 1945 года, после обучения минометному делу, в составе полка внутренних войск НКВД, был направлен на борьбу с бандформированиями на территории западной Украины.

Главарем бандитов был Степан Бандера, последователь дела Петлюры, организовавший перед самой войной, антисоветское подполье – организацию украинских националистов (ОУН). Состояла она из недобитых в гражданскую войну петлюровцев, кулаков, уголовников. ОУН активно сотрудничала с фашистами, вела карательные операции против партизан. Во время войны «бандеровцы» жестоко уничтожали евреев, поляков, украинцев, сочувствовавших Советской власти. Бандиты убили известного советского разведчика Кузнецова. После разгрома немецко-фашистских войск, в ряды «бандеровцев» влились бежавшие из восточных областей Украины полицаи и лица, активно сотрудничавшие с фашистами. Остатки ОУН рассредоточились на территории Тернопольской и Ивано-Франковской областей для проведения терактов и подрывной деятельности против Советской власти и украинского народа. В период с 1945 по 1948 годы батальоны «бендеровцев» орудовали в Карпатах и ближайших областях. Бандиты имели налаженную сеть оповещения о перемещениях войск Красной армии, укрывались в искусно оборудованных «схронах» в лесах и горной местности. Они убивали учителей, врачей, агрономов, присланных для восстановления народного хозяйства из восточных областей Украины. При отступлении фашисты оставили «бандеровцам» много оружия, после войны Западные покровители активно снабжали их деньгами, средствами связи, слали своих инструкторов с наставлениями по борьбе с Советской властью.

Борьба с «бандеровцами» была возложена на органы КГБ-МВД и внутренние войска МВД. Петр Сергеевич в составе пулеметной роты принимал непосредственное участие в боях с бандформированиями. «Бандеровцы» имели хорошо отлаженную организационную структуру. Во главе района стоял «надрайонный провод», в области – «областной провод». В 1946 году в Тысменицком районе Ивано-Франковской области полк Петра Сергеевича уничтожил в полном составе «надрайонный провод». Летом 1947 года его ротой были обнаружены и ликвидированы эмиссары из Западной Германии с большим количеством подрывной литературы. Многие его однополчане пали в борьбе с жестоким и хорошо подготовленным врагом. Все участники борьбы с «бандеровцами» приравнены к участникам Великой отечественной войны.

В 1947 году Петр Сергеевич направлен в школу младших командиров, присвоено звание сержант. С 1948 по 1952 год проходил службу на территории Германии. В 1951 году после окончания курсов офицеров присвоено первое офицерское звание, командовал взводом станковых пулеметов. В 1953 и 1954 годы, Петр Сергеевич вновь направлен в Западную Украину для окончательной победы над остатками «бандеровцев». С 1955 года проходил службу в Тульской, Брянской области, Москве, командовал ротой, военной комендатурой. В рядах Красной и Советской армии прослужил 38 лет. Закончил военную службу в звании полковник.

С 1969 года Петр Сергеевич Базилевский проживает в Троицке. После выхода в отставку он много лет возглавлял службу охраны филиала института им. И.В.Курчатова (ныне ТРИНИТИ). Петр Сергеевич награжден орденом «Отечественная война 2-й степени», многими медалями.


Участница Великой Отечественной войны Мололкина Роза Дмитриевна

Родилась 6 февраля 1925 года в селе Ленинск Сталинградской области. В 1940 году окончила семилетнюю школу.

17 июля 1942 года началась Сталинградская битва, а уже 25 июля 17-летняя Роза добровольно поступила работать медицинской сестрой в 55 эвакоприемник 62 армии, которая под командованием генерал-лейтенанта Василия Чуйкова вела в это время тяжелейшие бои по обороне Сталинграда. В эвакоприемник ежедневно поступало много раненых бойцов и командиров. Медперсонал эвакоприемника, и вместе с ним Роза Дмитриевна, круглосуточно принимал раненых, обеспечивая им необходимую медицинскую помощь.

Одновременно с исполнением обязанностей медсестры по обслуживанию раненых в эвакоприемнике Роза Дмитриевн с июля по декабрь 1942 года обучалась на курсах медицинских сестер. По окончании курсов получила квалификацию медицинской сестры.
В январе 1943 года Роза Дмитриевна призвана в ряды Красной Армии и продолжала службу в этом же эвакоприемнике. Эвакоприемник подвергался ожесточенным бомбежкам немецкой авиацией. Во время одного из налетов была контужена и лечилась в своем же эвакоприемнике.

Роза Дмитриевна награждена орденом Отечественной войны II степени, медалью за оборону Сталинграда и многими юбилейными медалями.

После окончания войны работала медсестрой в городе Сталинграде сначала с 1945 года по 1946 год в амбулатории Водников, а затем по 1984 год в больнице. За время своего 42-х летнего трудового стажа неоднократно поощрялась руководством медицинских учреждений за свой самоотверженный труд.

В 1944 года было медсестрой в Нижне-Волжском Речном пароходстве.


Участница трудового фронта Гридина Валентина Владимировна.

Родилась 18 августа 1926 года в деревне Горчаково Наро-Фоминского района Московской области.
Отучилась 6 классов в деревенской школе.

Начало войны встретила в родной деревне в возрасте 15 лет. Вместе со всеми женщинами и детьми Валентина Владимировна пошла работать токарем на Ремзаводе по ремонту танков. Работала на станке в большом цехе по 12 часов в сутки по сменам: день - ночь.
После семи часов вечера, отработав смену, подростков везли в Крекшино разгружать уголь для завода.

Были случаи, когда подростки буквально засыпали за станками от непомерно тяжелого труда, постоянного недосыпания и плохого питания. Но никто не жаловался, не плакал, потому что все знали - без их труда победы не будет.
Валентина Владимировна с большой ответственностью трудилась, показывала хорошие результаты и после окончания войны ей предложили работать на заводе контролером на станках. Она с радостью согласилась.

Муж Валентины Владимировны был участником войны и тоже трудился на ремзаводе. Но при организации ФИАНа их позвали трудиться туда. В ФИАНе Валентина Владимировна работала до пенсии, была в большом почете.

У Валентины Владимировны есть сын, пятеро внуков и правнук.


Шпитонцев Вячеслав Иванович

Родился 9 февраля 1933 г. в Московской области. Отец добровольцем ушел на фронт, Вячеслав вместе с матерью оказался на оккупированной территории.

После окончания средней школы поступил в Ленинградское Военное училище зенитных войск. По окончании служил в Прикарпатском военном округе. В 1956 г. в составе Ограниченного контингента отправился в командировку в Венгрию.

По окончании командировки закончил Академию ракетных войск, по окончании откомандирован на Оренбургский ракетный полигон, где и закончил службу в 1989 г. в звании полковника.
Имеет 14 орденов и медалей.

После выхода в отставку поселился в Троицке, работал в ТРИНИТИ. Сейчас военный пенсионер.


Участница Великой Отечественной войны Григорьева Раиса Алексеевна

Родилась 11 апреля 1911г. в с. Чибизовка Тамбовской обл, ныне это районный центр – г. Жердевка Тамбовской обл. в крестьянской семье.

За свою долгую жизнь стала свидетелем крупных событий, которые потрясли мир. В 6-летнем возрасте стала свидетелем революции. В 20годы вместе с семьей пережила коллективизацию. Чтобы прокормить семью, отец сдал в аренду часть дома под аптеку. Этот шаг сильно потряс семью. Доходы признали нетрудовыми, отца объявили «врагом народа», вместе с семьей должны были выслать на поселение. Только случай спас их. Отец был очень хороший кузнец. Прямо перед отправкой надо было подковать лошадей для райкома. Отца и семью оставили в покое. В школе они были как дети «врага народа» Раиса Алексеевна училась в строительном техникуме, откуда ее исключили по той же причине.

В 30-тые годы Р.А. поступает в Воронежский стоматологический институт. Время было очень тяжелое. Надеялась только на свои силы. Было все- отсутствие жилья, нищенское существование, голодные обмороки. Но велика была жажда к знаниям, к своей будущей профессии. В 1937 года она стала дипломированным зубным врачом.

В январе 1940года была призвана в ряды Красной Армии в эвакогоспиталь 1094. Принимала участие в финской компании в звании лейтенанта медицинской службы. С декабря 1940года служила в 10 запасном кавалерийском полку зубным врачом. Там ее застала война. Несмотря на то, что полк считался запасным, все тяготы военного времени полным бременем легли на ее женские плечи. Это был самый тяжелый период военных действий. Армия отступала. Порой запасные полки оказывались на передовой раньше действующей Армии. В это время встретила свою судьбу Р.А. Она вышла замуж за офицера Красной Армии Григорьева Николая Ивановича. К сожалению, его уже давно нет рядом с ней.

В августе 1942г. по состоянию здоровья была уволена из рядов Красной Армии. С ноября 1942г.работала зубным врачом в Жердевской районной больнице Награждена медалью «Ветеран труда», «за доблестный труд в ВОВ 1941-1945г.г.», «За трудовое отличие», другими памятными медалями, имеет много грамот за свою трудовую деятельность, является Ветераном ВОВ.

В 1981г. уволилась на заслуженную пенсию. Сразу после увольнения переехала на постоянное местожительство по семейным обстоятельствам в пос. Вороново Подольского района Московской области. Но хорошее знание своего дела, возможность по состоянию здоровья трудиться, не позволили Р.А. долго сидеть без дела. Уже в ноябре 1981г. Р.А. устроилась зубным врачом на полставки в Вороновский завод регенерированного молока, где проработала 2 года.
Неоднократно заменяла зубных врачей Вороновской больнице в период отпусков. До сих пор многие люди в пос. Вороново вспоминают добрым словом эту энергичную женщину.

Но время неустанно идет вперед. На данный момент Р.А. 99 лет. Ей есть чем гордиться. Ее дети ( сын и дочь) окончили школу с серебряными медалями. Оба получили высшее образование.

У Р.А. трое внуков, правнук и правнучка. Старший внук закончил военное училище, в настоящее время в звании подполковника служит в рядах Российской Армии. Второй внук окончил Московский Государственный Открытый Университет, работает в крупной российской компании, младшая внучка закончила Российскую Экономическую Академию им. Г. В.Плеханова. Семья гордится своей боевой бабушкой. Она имеет награды за Победу над Германией, медаль Ветерана Труда .


Участница Великой Отечественной войны Шиловцева Феодосья Николаевна

Родилась 11 июня 1918 г. в г. Пугачев Саратовской области. Там же закончила медицинское училище, работала на противомалярийной станции.

22 июня 1941 г. добровольно явилась в военкомат, была направлена на службу в Саратовский эвакогоспиталь. Ее служба пришлась на суровое время Сталинградской битвы, когда военные врачи спасали жизнь тысячам раненых бойцов Советской армии.

В конце 1944 г. демобилизовалась, награждена множеством медалей и почетных знаков. С 1951 г. живет в Троицке. Долгое время работала в санатории "Красная Пахра". С 1992 г. на заслуженном отдыхе. Имеет звание "Почетный пенсионер Московской области".


Участница Великой Отечественной войны Киселева Зоя Андреевна.

Родилась 1 мая 1925 года. В 17 лет осталась одна во время войны. К Ржеву подошел банно-прачечный отряд, куда Зоя Андреевна и прибилась. Затем к Ржеву подошла медсан часть 1760, куда Зоя Андреевна и была оформлена по знакомству санитаркой, т.к. никакого образования у нее не было. В Ржев мед. Часть пришла без своего медперсонала. И в штабе решили из девчонок, поступивших в часть сформировать группу и стали обучать в течение 6 месяцев медицинскому делу без отрыва от работы – днем работала, перевязывали раненых, вечером училась.

В мае окончила курсы, получив квалификацию мед сестры фронтового значения.
Работала вольнонаемной, и по приказу была переведена в Латвию, в Даугавпилс. Было очень много раненых, много работы, работали по 24 часа. По окончании войны вручили медаль «За победу над Германией» и дали звание «рядовой».
Так как никого из родных не осталось, некуда было возвращаться, Зоя Андреевна осталась в Латвии работать в военном госпитале 5859, где лежали раненые и недолечившиеся военные.

Там же поступила в Медицинскую школу, через 2 года окончила без отрыва от основной работы. Причем работала в госпитале уже старшей медицинской сестрой. Вела активную общественную работу, была секретарем комсомольской организации.

В это же время познакомилась с будущим мужем, вышла замуж. Дальше работала по месту службы своего мужа. В 1984 году переехали в Троицк. Зоя Андреевна награждена 8 медалями и орденом «Великой Отечественной войны» 2 степени.


Участник Великой Отечественной войны Аксалаков Гавриил Геворкович

Родился 6 сентября 1925года в городе Баку, Ереван. В1941г. Учился на первом курсе техникума (электромеханический). 22 июня 1941 г.(15 лет, почти 16) сообщили о том, что забирают на войну. В то время, когда началась война жил в Баку. 26 января 1943 г. Был призван в Бакинское Училище Зенитной Артиллерии (БУЗА). К сожалению, закончить его не пришлось. В июне, того же года, были подняты по тревоги и отправлены в 1808 зенитно-артиллерийский полк, который формировался в Черном Яру (под Сталинградом). В полку было присвоено звание сержанта. В сентябре 1943 г. Полк был переброшен на центральный фронт, последовательно в города: Воронеж, Щигры, Льгов. С февраля 1944 г. и до конца войны служил в отдельном дивизионе в звании сержанта, сначала наводчиком, а затем командиром орудийного расчета. С весны 1944 г. В Калиновичах (Гжельская обл.) дивизион, в том числе и батарея, в которой был Гавриил Геворкович, участвовал буквально в ежедневных и ночных сражениях налета фашистской авиации, как одиночных самолетов-разведчиков, так и групповых налетов (более 30 самолетов противника). В начале войны был на фронте в городе Калинович, Белоруссия. Участвовал в операции «Багратион» в 1-ой полосе белорусского фронта. Всего было 4 фронта (1-й белорусский; 2-ой балтийский; 3-ий русский; 4-ый немецкий). Начало операции 23 июня 1944г. В сентябре 1945 г. был переведен в авиационную часть в звании моториста. К концу войны был переброшен в город Ловин, Польша. По радио передали о конце войны. Это было 8 мая 1945г. в 23:00. Так как у европейцев время на 2 часа раньше, они отмечают этот праздник с 8 на 9 мая. В России об окончании войны объявили 9 мая 1945г. в 01:00.

В 1946 г. переехал в город Клин. В 1947г. поступил в полугодовую школу механиков, которую закончил в декабре этого же года. В 1948 г. женился. Младшим лейтенантом стал в 1951г. Из Клина переехал на родину в Ереван. 1960г. закончил Высшее рижское инженерное авиационное училище. После окончания, стал инженером эскадрильи. Был начальником авиаремонтных мастерских с 1968г. по 1972г. Уволился подполковником. В ходе войны наград из дивизиона никто не получил. После войны был офицером. В армии пробыл вместо 2 годов 8 лет.

После войны был награжден наградами: «Заслуженный работник ЖКХ РФ»; орден «Отечественная война II степени»; медаль «За боевые заслуги» и другие медали и знаки.

После 1972г. переехал вместе с женой в г.Троицк. С мая 1973г. до сентября 2000г. работал в системе ЖКХ г. Троицка.


Кривошеев Александр Евграфович

Мой отец Кривошеев Александр Евграфович родился в 1919 году на хуторе Россошинский, станица Урюпинская, Войска Донского в семье потомственных казаков. Прошел рядовым солдатом две войны: Финскую и Великую Отечественную. Во время боев под Ленинградом в конце 1941 года был контужен и, будучи без сознания, попал в плен к немцам. Весной 1944 года бежал из концлагеря на территории Германии и, пройдя Германию и Польшу, вернулся в Красную Армию. Войну он закончил на Эльбе встречей с войсками союзников.

Солнце уже скрылось, а Ивана Петрович все нет. Еще в обед повез он на своем стареньком «Москвиче» знаменитого гостя – Героя Социалистического Труда – мастера по выращиванию зерновых культур на поливных землях в аэропорт и пропал. Всю неделю мотался с ним, с этим мастером – инструктором, по полям и до сих пор расстаться не может. Все ему надо выспросить, узнать. Жадный до знаний человек, хоть самому уже под шестьдесят и через год – два на пенсию, внуков нянчить. Отчасти оно понятно. Полив в нашем хозяйстве дело новое. Второй год только практикуем. А тут известный на всю страну агроном – практик прибыл. Как не воспользоваться?

Ждать все же нужно. Мы лежали в саду у Ивана Петровича и прислушивались в вечерней прохладной тишине к шумам, то тут, то там возникавшим.

- Нет. Не он. Его «Москвич» побасовитее «разговаривает».

Дело в том, что у нас вошло в привычку субботними вечерами собираться то у одного, то у другого поговорить, поспорить, поделиться чем–то интересным. В дом культуры идти нам уже как бы не к лицу. Большинство из нас внуков имеет. Получился как бы походный клуб ветеранов войны и труда.

Да оно и душевнее получается. Выпьешь субботнюю стопочку, побежит влага по жилкам, на сердце потеплеет, пережитое вспомнишь, рассказать охота, а тут вот и они – понимающие тебя слушатели. Мы уже начинали покашливать и переглядываться, собираясь разойтись по домам, как тут и появился хозяин.

- Заждались, вьюноши? – проговорил он. – Хоть бы свет зажгли. В темноте не с вашими глазами разгуливать.
Он прошел на веранду и включил лампочку над столиком с двумя скамейками под старым развесистым орехом.
- А я вам, вьюноши, подарочек за свою провинность привез, - продолжил он, усаживаясь на скамейку, - ящик свеженького пива, прямо из Симферополя. Федя, принеси из багажника.
- Ужинать будешь? – спросила хозяйка, подавая стаканы и легкую закуску.
- Нет. Я в аэропорту перехватил.

После первого и второго стаканов, выпитых в полном молчании, мы закурили.
- Хорошее пивко, - пробасил Василий Иванович, вытирая усы. – Чисто наш, стариковский напиток. Н-да-а. Пора, наверное, Иван Петрович, и байкой нас попотчевать.

- Что ж. Байкой так байкой. Знаю. Сегодня моя очередь. Только байка моя невеселая будет. Долго я не хотел ее рассказывать, а сегодня вот решился. – Он отхлебнул пива.

- Вы все знаете, что мне пришлось побывать в немецком плену? Так вот, про один случай из пленной жизни я и расскажу. Было это в Литве, километрах в сорока от Каунаса, у станции Юра. На песчаной опушке леса стоял длинный деревянный барак, кругом обрытый, до самой воды, глубоким рвом. От осыпания ров придерживал забор вроде плетня из лозы. В бараке жили мы – сто шестьдесят отпетых головушек. На ночь нас запирали. Кроме того, весь двор и барак были обтянуты колючей проволокой в четыре ряда. И между ними часовые. На всех углах вышки с пулеметами и в земле пулеметные гнезда. Словом, охраняли нас, как принцев королевской крови. Дело в том, что в 43 –м году, не знаю из каких соображений, но пленных, бежавших из общих лагерей, немцы не расстреливали. Ходили, правда, слухи, что тогда Власов начал формировать свою армию из числа предателей и в лагерях работали агитаторы из НТС. По рассказам старожилов, в 41-м и в 42-м пускали в расход без разговоров, а в 43-м вдруг не стали. Поймают в первый раз – 7 суток карцера. Второй – 21 сутки, а в третий – в наш лагерь как неисправимых. Тогда лагерь наш только начали собирать. Каждый день одного или двух подвозили. На наших синих робах была особая метка красной масляной краской. Поэтому – шаг в сторону – пуля. На работу гоняли в лес километров в шести от лагеря. На каждых четверых человек конвоир с автоматом. В лесу мы рыли квадратные ямы по метру глубиной. Мы предполагали, что это для складов с горючим. Зона, где мы работали, тоже охранялась, но не немцами, а татарами и казахами в немецкой форме.

Кормили нас, сами понимаете как. Утром литр «тее» - немецкий чай из травы – и 100 граммов хлеба с опилками. В обед баланда из брюквы и 150 граммов того же хлеба. Вечером опять «тее». Только протопать в деревянных колодках шесть километров туда и шесть обратно и то на таких харчах из сил выбьешься. С гражданским населением связи никакой. В общем, голод донимал нас, а бежать возможности не было.

- Что делать? Медленно умирать, чувствуя, как с каждым днем теряешь силы, не хотелось. А подержаться чем-то надо. Но чем?

Не помню, как и где я достал травяной мешок. Он служил мне на голых нарах матрасом. Все будто помягче спать. Надо сказать, что раз в месяц нас гоняли в баню на прожарку одежды от вшей и давали чистое белье. Однажды мне попалась почти новая, без заплат, нижняя рубашка. К тому времени мы уже знали многих из охраняющих зону казахов. Они подходили к нам, порой давали закурить и даже изредка приносили немного хлеба. Некоторые из наших начали делать игрушки и сбывать через них. Отдельные конвоиры глядели на это сквозь пальцы. Одному из таких типов я и предложил нижнюю рубашку за две буханки хлеба. Он взял ее и принес полбуханки.

- Остальное потом, - пообещал казах.

Ночью я из мешка сделал себе рубашку: прорезал дыры для головы и рук, да еще полмешка на подстилку осталось.

Однако проходит день, другой, а мой должник не подходит. Прячется. Минул месяц. Наступил банный день. Тут уж у меня не только живот, но и сердце защемило. В раздевалке верзила унтер-офицер Кельблер наблюдал за бельем, которое мы бросали в общую кучу, и пропускал нас в баню. Я сумел незаметно, как мне казалось, завернуть мешочную рубашку в кальсоны и бросил в кучу. «Пронесло», - едва успел я подумать и тут же отлетел в другой угол раздевалки и лишился сознания. Меня затащили в баню и отлили холодной водой. Пока мы банились, Кельблер подобрал мне тряпье, а по возвращении в лагерь отправил меня на семь суток в карцер. Недели через две после карцера, когда нас группой в сумерках гнали через лес, мы убили конвоиров и ушли, прихватив с собой их форму, автоматы и кинжалы. Об этом расскажу подробнее в следующий раз. Сейчас речь о другом. Сразу после войны неподалеку от Эльбы был организован лагерь по репатриации. Меня взяли туда кем-то вроде писаря. Американцы везли туда со своей территории наших русских, бывших у немцев в неволе, а мы их регистрировали и распределяли кого куда. Одним еще в армии дослужить нужно было, другим поработать в отдаленных краях, а третьими вплотную заняться следователю.

В комнате было три стола. За одним сидел капитан, за другим – лейтенант, за третьим находился я. За день столько проходило людей, что голова кругом шла, а от заполнения опросных анкет рука болела. К вечеру не хотелось даже глядеть на того, кто сидит против тебя. Все расплывались и казались на одно лицо. В один из таких моментов я, не поднимая головы, задавал вопросы и записывал ответы. Человек бойко, не путаясь, рассказывал свою судьбу: где и как попал в плен, по каким лагерям скитался и как за Рейном их освободили американцы.

Я слушал и перечитывал записанное. Но, позвольте, выходит, он был в одном лагере со мной? Как же я упустил, записал и не заметил этого? Я поднял голову.
Человек на полуслове замолчал, зрачки его округлились, потом заметались из стороны в сторону. Лицо из смуглого стало бледным. Никогда не забуду этого момента.

Передо мной сидел мой должник. Я сначала даже не удивился. Потом уже, через какой-то промежуток времени, у меня прояснилось: «Да это он… Полторы буханки… Кельблер… Карцер… Гора с горой … Да …» Я закурил папиросу и молча смотрел на него.

Иван Петрович залпом выпил пиво и закурил.
- Ну и? – нетерпеливо спросил самый молодой из нас Федя-Комбайнер.
- Ну и ничего. Курил да смотрел, - ответил рассказчик.
- Да я бы из него, - вскочил Федя, - котлеты сделал…
- Котлеты, оно, конечно, не мудрено, - прогудел Василий Иванович, - продолжай дальше, Иван Петрович.
- Ну, курю, да гляжу! Сука ты, думаю, сука, с пленного последнюю рубашку снял, куска хлеба лишил, думал, не встретимся?!

Посмотрел я в сторону капитана. Перед его столом никого не было. Он сидел, обхватив голову руками, с закрытыми глазами. «Устал человек, - подумал я, - не следует сейчас беспокоить». Потом я часто думал, что, возможно, кольнувшая меня в тот момент жалость к уставшему капитану спасла моего должника.
- Как спасла? – поперхнулся пивом Федя.

- А так… Всепрощеньем я не страдаю, бьют по щеке - даю сдачи, а тут черт попутал, по-человечески стало жалко парня. Рубашку, мелькнуло у меня, я сам снимал, а хлеб… что же, за полторы буханки человека не гробят. Потом молодой он еще, зеленый, усов, видимо ни разу не брил, лет двадцать ему, не больше, да и с оружием вроде против нас не выступал, кровь нашу не проливал, а звякни я сейчас - и пропал парень. Десять, а то и пятнадцать лет ему обеспечены. Да и потом не сладко было бы. Сами помните то время. Поглядел я так на него, поглядел и протянул анкету: «На, подпиши». Не поднимая головы, он подписал.

Затем дал ему другую бумажку: «Пойдешь в такой-то барак. Будешь в армии дослуживать. Иди».

Встал он, уставился на меня, да дико так. И недоверие, и радость вроде, и слезы на глазах блеснули. Он-то ушел, а я всю ночь не спал. «Слюнтяй, мокрица, - ругал себя,- кого пожалел? Он ел, спал в тепле, а ты с голоду и холоду подыхал». Не раз я выбегал на улицу, собираясь к капитану, и возвращался. «А чем он виноват? – размышлял опять. – Может, заморочили парню голову агитаторы всякие власовские, а может с целью форму надел немецкую, чтобы легче было на свою, советскую сторону перейти, да не удалось? Может, еще полезный человек из него будет». В общем, не пошел я к капитану. И с ним, с должником своим, несколько раз разговаривал, вызывая на откровенность, стараясь заглушить свою совесть. Вот, пожалуй, и все.

Мы долго молча потягивали пиво, наливая каждый себе.
- Ну а потом, - спросил Василий Иванович, - совесть–то, как она потом, не тревожила?

- Да как сказать, - ответил Иван Петрович, - бывало порой малость. А теперь нет. Вот отвез сейчас в аэропорт своего должника и совсем успокоился.

Сергей Кривошеев



К 70-летию Великой Победы

Родился в рубашке

Девять лет длилась война для Виктора Ивановича Татаринцева: с лета 1941-го до апреля 1950 года. В августе 1941-го семнадцатилетним юношей Виктор Татаринцев был призван в Красную армию. Он попал в Калининский истребительный батальон. Это подразделение было специально создано для обороны Москвы и размещено в Минзаге, недалеко от нынешнего Троицка. После разгрома немцев под Москвой Виктор Татаринцев вместе с другими бойцами занимался разминированием полей в районе
Воронова.

Ему повезло, он словно родился в рубашке. Командир отряда отправил Виктора за орудием, которое смогло бы уничтожить собранные на поле мины. «Когда я уже бежал обратно, в воздухе показался немецкий самолёт. Он бомбил поле, один снаряд попал в ту кучу мин, которую мы приготовили. Все наши ребята, кто там был, погибли, я получил контузию», – рассказал Виктор Иванович. Осенью 1942 года Виктора Татаринцева перевели в действующую армию на Калининский фронт, там он окончил школу снайперов. На боевом счету у бойца – 22 убитых гитлеровца.

В составе Прибалтийского фронта Татаринцев дошёл до Кёнигсберга, где и встретил День Победы. Военную службу продолжил в Литовской ССР: боролся с профашистскими бандами. За время службы Виктор Иванович получил звание ефрейтора, потом сержанта, был командиром взвода. Награждён Орденом Отечественной войны I степени, медалями «За боевые заслуги», «За Победу над Германией» и другими. Медаль «За оборону Москвы» ветерану Великой Отечественной войны Виктору Ивановичу Татаринцеву вручили только через 70 лет.

Моряк на всю жизнь

Мечта стать моряком у Дмитрия Тимофеевича Лукаша осуществилась в суровые годы Великой Отечественной войны. Окончив лишь семь классов, Дмитрий поступил в Военно-морскую спецшколу во Владивостоке. Лето-осень курсанты провели в военных лагерях, на олуострове Де-Фриза, где целыми днями возили щебень на строительство дотов, рыли окопы. «Спали по четыре часа: ложились в три ночи, подъём в семь утра. Холод, голод, дожди», – вспоминает моряк.

В 1945 году Дмитрия Лукаша отправили на Советско-японскую войну. «Мы участвовали в подготовке минных заградителей, в погрузке десанта, который шёл на освобождение портов Северной Кореи. Наши катера высадили диверсионные группы морского спецназа, чтобы предотвратить возможность вывоза японских войск через порты», – рассказывает Дмитрий Тимофеевич. Тридцать шесть лет он посвятил Тихоокеанскому флоту, был командиром соединения. В его подчинении находились несколько десятков кораблей и частей, десятки тысяч моряков.

Дмитрий Тимофеевич Лукаш имеет множество военных наград, среди них Орден Великой Отечественной войны II степени, медаль «За боевые заслуги», «За победу над Японией», «За доблестный труд в Великой Оте-чественной войне 1941–1945 гг.» и многие другие.

Лейтенант медслужбы

Путь, длиною с третьего и до последнего дня войны, Зейнаб Мингачевна Халимова в составе 533-го батальона аэродромного обслуживания прошла практически пешком: от Баку до Берлина в звании лейтенанта медицинской службы. Была фельдшером. Первую медицинскую помощь оказывали в полевых условиях. «Мы обслуживали батальон лётчиков и техников. Иногда самолёты прилетали такие изувеченные, что диву даёшься, как им удавалось дотянуть до аэродрома», – рассказывает Зейнаб Мингачевна. Она была старше многих медсестёр по возрасту, более квалифицирована по образованию. Выносила раненых с поля боя, сопровождала их в медсанбат. Когда была необходимость, заменяла хирургическую медсестру в полевом лазарете... Зейнаб воевала на Закавказском, Южном, Украинском и Белорусском фронтах. Ветеран Краснознамённого Бакинского округа, 4, 8, 16 армий Зейнаб Мингачевна Халимова имеет военные медали: «За оборону Кавказа», «За освобождениеВаршавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией» и другие.

Ольга СКВОРЦОВА, фото автора и из архива

Виноградова Любовь Ивановна.jpg
Виноградова Любовь Ивановна 2.jpg
Шивалин Михаил Андреевич.jpg
Шивалин Михаил Андреевич 2.jpg
Шивалин Михаил Андреевич 3.jpg
Шивалин Михаил Андреевич 4.jpg
Шивалин Михаил Андреевич 5.jpg
Шивалин Михаил Андреевич 6.jpg
Шивалин Михаил Андреевич 7.jpg
Левит Нахим Борисович.jpg
Левит Нахим Борисович 2.jpg
Левит Нахим Борисович 3.jpg
Левит Нахим Борисович 4.jpg
Левит Нахим Борисович 5.jpg
Левит Нахим Борисович 6.jpg
Левит Нахим Борисович 7.jpg
Базилевский Петр Сергеевич.jpg
Базилевский Петр Сергеевич 2.jpg
Базилевский Петр Сергеевич 3.jpg
Базилевский Петр Сергеевич 4.jpg
Базилевский Петр Сергеевич 5.jpg
Базилевский Петр Сергеевич 6.jpg
Базилевский Петр Сергеевич 7.jpg
Мололкина Роза Дмитриевна.jpg
Мололкина Роза Дмитриевна 2.jpg
Мололкина Роза Дмитриевна 3.jpg
Гридина Валентина Владимировна.jpg
Григорьева Раиса Алексеевна 2.jpg
Григорьева Раиса Алексеевна 3.jpg
Шиловцева Феодосья Николаевна.jpg
Аксалаков Гавриил Геворкович.jpg
Аксалаков Гавриил Геворкович 2.jpg
Аксалаков Гавриил Геворкович 3.jpg
Кривошеев Александр Евграфович.jpg
Виктор Иванович Татаринцев.jpg
Виктор Иванович Татаринцев 2.jpg
Погоняев Павел Николаевич.JPG
Воробьёва Елизавета Антоновна.jpg
Иван Матвеевич Филиппов.JPG
Анна Михайловна Петухова.JPG
Елена Макаровна Селементьева.JPG


При частичном или полном копировании информации активная гиперссылка на сайт admtroitsk.ru обязательна!


Яндекс.Метрика